All translations

Jump to navigation Jump to search

Enter a message name below to show all available translations.

Message

Found 2 translations.

NameCurrent message text
 h English (en)The GPL and BSD have been the inspiration for a plethora of free software licenses that solve various business tasks and whatnot. Licenses from the GPL camp came to be called copyleft licenses. For example, on the Wikipedia page for a particular license, you can even see if it is copyleft or not. If it is, then it, like the GPL, prevents the source code of derivative works from being closed. Licenses from the BSD camp, in turn, began to be called permissive and, unlike licenses from the GPL camp, they were not against the closure of the code of derivative works.
 
== *** ==
 
From the early 1990s to the mid-2000s, the industry's attention was focused on free software. In 1991, the 2nd version of the GPL (also known as GPLv2) came out, which became the symbol of this movement. There were heated debates. Some corporations saw the GPL as a threat, while others began to accept the rules of the game. Obviously, corporations have accepted (and continue to accept) these rules because it is beneficial, but it's not widely understood how much. Free software is the foundation for many software products, but it doesn't come out of nowhere – a meritocratic community of developers is behind it. They generate ideas, produce software, write documentation for it, and train staff. The latter is most often neglected. Corporations were given the opportunity not only to freely take a solid foundation embodied in a piece of code for their products but also to hire engineers who did not need to immerse in this code, which, in turn, made it possible to benefit from their work right at the start. Thus, successful examples of companies whose business was 100% based on the development of free software began to appear. Among them is Red Hat, still afloat and making billions, and long-deceased MySQL AB. The use of free software by corporations, and even distributed under the terms of the GPL, perfectly demonstrated the viability of Stallman's ideas, formulated back in the 80s. Now it became obvious that the development of free software (whatever camp it belongs to) is not up to ascetics who have doomed themselves to unpaid labor for the good of society. Here it is necessary to emphasize that until the mid-2000s, the BSD camp had neighborly relations with the GPL. Indeed, the basic system of FreeBSD got along with software distributed under both BSD (and other permissive) licenses and under the GPL. But everything changed a lot by the end of the 2000s when Stallman decided to fight a new enemy.
 h русский (ru)GPL и BSD стали источниками вдохновения для целой кучи лицензий на свободное ПО, которые решают самые разные задачи бизнеса и не только. Лицензии из лагеря GPL стали называться копилефт-лицензиями. К примеру, на странице Википедии, посвященной той или иной лицензии, вы даже сможете увидеть, является ли она копилефт или нет. Если является, то она, как и GPL, препятствует закрытию исходного кода производных работ. Лицензии из лагеря BSD, в свою очередь, стали называться пермиссивными (или, если на чистом русском, разрешительными) и в отличии от лицензий из лагеря GPL были не против закрытия кода производных работ.

== *** ==

С начала 90-х и до середины 2000-х внимание всей индустрии было приковано к свободному ПО. В 1991-м вышла 2-я версия GPL (известная также как GPLv2), которая стала символом этого движения. Шли жаркие споры. Одни корпорации видели в GPL угрозу, а другие начали принимать правила игры. Очевидно, что корпорации принимали (и продолжают принимать) эти правила потому, что это выгодно, но мне кажется не все до конца понимают насколько. Свободное ПО – это основа для многих программных продуктов, но оно не появляется из ниоткуда, – за ним стоит основанное на меритократии сообщество разработчиков, которое генерирует идеи, производит программное обеспечение, пишет документацию к нему и готовит кадры. Про последнее чаще всего забывают. Корпорации получили возможность не только свободно брать воплощенную в куске кода прочную основу для своих продуктов, но и приглашать на работу инженеров, которые не нуждались в погружении в этот код, что, в свою очередь, давало возможность получать от их работы выгоду прямо на старте. Таким образом, стали появляться успешные примеры компаний, чей бизнес был на 100% основан на разработке свободного программного обеспечения. Среди них здравствующая поныне и делающая миллиарды Red Hat, и давно почившая MySQL AB. Использование целыми корпорациями свободного программного обеспечения, да еще и распространяющегося на условиях GPL, как нельзя лучше показывало жизнеспособность Столлмановских идей, сформулированных еще в 80-е. Теперь стало очевидным, что разработка свободного ПО (к какому бы она лагерю не принадлежала) – не у́честь аскетов, которые обрекли себя на неоплачиваемый труд во благо общества. Здесь необходимо акцентировать особое внимание на том, что до середины нулевых у лагеря BSD были нормальные соседские отношения с GPL. Это проявлялось в том, что в базовой системе FreeBSD спокойно уживалось ПО, распространяющееся как под BSD (и другими пермиссивными) лицензиями, так и под GPL. Но все сильно изменилось к концу нулевых, когда Столлман решил сразиться с новым врагом.